• Журналистка побывала в женской колонии, её впечатления (кто и за что сидит, жизнь заключённых, порядки колонии, личная жизнь, особенности, истории осужденных женщин и прочее)


    Когда они попали сюда впервые, то были абсолютно уверены, что больше никогда не повторят этой роковой ошибки, однако когда оступились во второй раз... - не смогли дать ответ на вопрос «почему?»


    Днём - жизнь по строгому режиму и по правилам закрытой зоны, ночью - невыносимая душевная боль и тысячи мыслей, которые разъедают мозг и испепеляют истерзанную душу. За толстыми бетонными стенами у многих остались семьи - это то, что «держит» или «убивает» женщин за решёткой. Ведь всё реже к ним приходят письма из родного дома, да и пишут обычно только родители. Мужчины найдут другую любовь, а детей заставят забыть недостойных матерей... Хотя, кто знает, где начинается та тонкая грань справедливого наказания за преступление, за которое непременно нужно ответить...


    Чтобы не теряться в домыслах, фактах и историях, я решила сама попасть в закрытую зону, в одну из крупнейших женских колоний. Конечно, как корреспондент.


    Итак, место моей дислокации - исправительная женская колония с общими условиями содержания. Среди заключенных этого учреждения, наверное, нет тех, о ком можно было бы сказать «случайный пассажир», поскольку сюда попадают женщины, которые за свою жизнь по меньшей мере дважды заслушали приговор суда.





    Кто и за что...?



    Общее количество осужденных, отбывающих свой срок в этой колонии, - 735 женщин, средний возраст которых - 30-40 лет. Кроме сравнительно молодых лиц, здесь есть и довольно почтенные старушки. К примеру, недавно по состоянию здоровья была освобождена старейшая «жительница» этого заведения - 73-летняя женщина, которая за своими плечами имела 16 судимостей. Последний раз она «загремела на нары» только за то, что на рынке украла товара на сумму 50$.


    Больше всего осужденных всё же среди наркоманок и лиц из неблагополучных семей, однако сейчас видим печальную тенденцию увеличения количества совершенных преступлений среди благополучных женщин, в частности лиц, имеющих высшее образование. Таких историй можно услышать немало. Здесь до сих пор вспоминают молодую осужденную, отец которой был достаточно почтенным мужем - редактором одной газеты. Казалось, нормальная семья, без особых проблем и забот, но девушке, видимо, надоела однообразная жизнь. Вот она и решила попробовать наркотик, а вместе с ним отведать горький привкус неволи.


    Однако кроме «несвободных женщин», коротающих свой сравнительно лёгкий срок, в колонии отбывает наказание немало осужденных, совершивших тяжкое преступление - умышленно укоротили жизнь другому человеку. Бывают случаи трагических убийств матерями своих детей. Именно это преступление среди осужденных считается позорным, матерей-убийц не уважают, нередко вообще не общаются с ними.



    Тюремный вояж.



    Получив специальный пропуск, сдав паспорт, телефон и газовый баллончик, я, вооружившись лишь диктофоном, ступила на территорию закрытой зоны. Внешне она чем-то отдаленно напоминает туристический лагерь - многочисленные корпуса, спортивная площадка, продуктовый киоск и даже часовня. 

    Однако высокие стены, колючая проволока, женщины с номерными табличками на груди и ощущение душной атмосферы, которая не покидает тебя вплоть до выхода из зоны, всё же возвращает к реалиям и напоминает, в каком «лагере» находишься на самом деле.



    Рабочие будни.


    Моя познавательная экскурсия началась со швейной фабрики, на которой работают осужденные. Здесь шьют разнообразную спецодежду для силовых структур, вооружённых сил, форму для работников железной дороги и тому подобное. Немало подобного товара поставляется в страны Европы, хотя таких заказов, как и других, сейчас не так и много. По словам начальника колонии, государство не заботится о том, чтобы осужденные работали, поэтому приходится искать рынок сбыта самостоятельно.

    Основной принцип и закон колонии - работать должны все, кроме пенсионеров и инвалидов.

    Рабочий график заключённых не отличается от среднестатистического - те же 8 рабочих часов пять раз в неделю. Хотя вместо приветственного «Добрый день» они каждое утро слышат свои фамилии со списка осуждённых, ведь утро, обед и окончание рабочего дня начинается после общего построения и поименного перечня.


    Конечно, за свой труд эти женщины также получают заработную плату в минимальном размере. Основная её часть идет на расчёт за коммунально-бытовое обеспечение, то есть оплату питания, коммунальных услуг, спального места в комнате. Остальные, а это около 15% от общей суммы, они могут положить на лицевой счёт. Кто-то платит с этих денег судебные взыскания, другие накапливают и отправляют этот мизер домой, а основная часть на остаток от зарплаты скупается в территориальном продуктовом киоске, цены в котором, кстати, даже ниже, чем на свободной территории.



    Конечно, в дисциплинарном графике заключённых предусмотрены два часа на отдых. В это время осуждённые имеют право смотреть телевизор, читать книги из местной библиотеки, вышивать, рисовать или отмаливать грехи в часовне.



    Как и где живут осужденные?



    После осмотра швейного цеха мы с молодой работницей колонии, которая в тот день и была моим гидом, отправились к помещениям, в которых непосредственно живут заключённые. И тут я действительно удивилась, ведь вместо ожидаемых тюремных камер увидела обычные, даже опрятные комнаты. В них каждой осужденной выделяется отдельная кровать, тумбочка и стул. В целом жилые площади заключённых находятся в своеобразных корпусах, территория которых окружена бетонными стенами, и пройти внутрь можно только через центральные двери каждого корпуса, которые обязательно закрываются на замок. 

    Таких сооружений на территории колонии 11. Поэтому все жительницы колонии пересекаются только на крупных культурных мероприятиях, например, во время встречи с общественными организациями или на благотворительном концерте народных артистов. За пределы своего корпуса они имеют право выходить только в сопровождении сотрудника тюрьмы.


    Кроме жилых корпусов, на территории колонии также есть столовая, пекарня, поликлиника и прачечная с большой душевой комнатой; непривычные для такого места дискотека и парикмахерская. Последняя работает ежедневно, правда, чтобы попасть на такие процедуры красоты, нужно подать соответствующее заявление и получить специальное разрешение, подписанное начальником учреждения. Получение разрешения для осужденных является устоявшейся процедурой, ведь всё, что не касается привычного распорядка, должно пройти одобрение «сверху». 

    Конечно, чтобы устроиться сюда парикмахером, не нужно получать сертификатов, тюремный стилист - одна из осужденных, которая просто умеет стричь. Поэтому и стоимость услуги соответствующая. Единственное, что хотели бы усовершенствовать заключённые в своём «салоне красоты», - так это возможность красить волосы, однако такая роскошь пока для них запрещена.


    А вот дискотеку, которая разрешена только в выходные и под присмотром сотрудников колонии, посещает не слишком много желающих, обычно только те, кто стремится найти свою вторую половину. Конечно, помещение дискотеки - обычная комната возле столовой, в роли местного ди-джея - заключённая, которая умеет пользоваться магнитофоном, а в роли второй половинки... догадываетесь кто? Гомосексуальные отношения и любовь между женщинами на зоне являются привычным явлением: не нужные внешнему миру, они часто ищут душевного утешения у тех, кто близок им.



    Нарушители тюремного режима.



    При входе в один из корпусов нас встретила очередная заключённая, которая доложила моей спутнице о месте пребывания всех женщин её отделения. Такие чередования происходят посменно и круглосуточно. Ведь в колонии действует ещё один устоявшийся закон - строгая дисциплина, за несоблюдение которой строго наказывают. Грубых нарушителей режима отправляют в худшее место заведения - ДИЗО (дисциплинарный изолятор), в котором мне также удалось побывать.


    Это место уже действительно напоминает типичную тюремную камеру: тёмное помещение, решётки на окнах, ободранный стол, влажный воздух, вода, включается только по разрешению, и кровать из сбитых деревянных досок, которая открывается только с 21:00 до 5:00 час. Из камеры ДИЗО осужденная отлучается только раз в день подышать свежим воздухом и прогуляться в закрытом дворике, конечно, всё под присмотром дежурного. 

    Сам прогулочный дворик - территория примерно 4x3 м, окруженная высокой бетонной оградой. Если 10-дневное пребывание в таких условиях не успокаивает своенравную бунтовщицу, её помещают в ПКТ (помещение камерного типа), со схожими условиями содержания, правда, с меньшим количеством разрешенных прогулок в том же «просторном» дворике. В таких условиях бунтарка проводит до трёх месяцев. На этот период ей запрещены любые свидания и общения с родными.




    Места для свиданий.



    Одним из самых любимых и одновременно самых печальных мест женской колонии является комната свиданий. Обратите внимание, если мужские учреждения такого типа еженедельно посещает 80-100 человек, то на краткосрочные или длительные свидания в женскую колонию приезжает максимум 5-6 человек, и то - в основном родители. Обычно, мужчины, которые нередко являются причиной тюремной судьбы своих женщин, забывают их сразу после приговора суда.


    Правда, за тюремными стенами нередко зарождаются любовные истории в письмах. Осуждённые знакомятся через газетные объявления. Они долго переписываются, потом виртуальный кавалер приезжает на краткосрочное свидание, иногда такие влюблённые даже женятся. Следует отметить, что вся переписка строго контролируется администрацией колонии, а разрешение нужно получить у руководителя учреждения. За прошлый год свои отношения узаконили девять таких пар. Работники колонии, вспоминая любовные истории, рассказывают о паре, которая поженилась, несмотря на то, что жене оставалось сидеть за решёткой ещё 14 лет.


    Ограничений на краткосрочные свидания в колонии нет, они разрешены для всех желающих и длятся от двух до четырёх часов. Передачи, которые оставляют родственники или знакомые после таких встреч, тщательно проверяют.


    Длительные свидания (до трёх дней) разрешены только для ближайших членов семьи. На этот период осуждённая освобождается от работы и находится в отдельном корпусе, где за каждый день проживания предусмотрена небольшая дополнительная оплата и с посетителя, и с осужденной.



    Задушевные разговоры.


    Когда готовилась к поездке в колонию, единственное, что вселяло страх в мою смелую журналистскую душу, - разговор теа-а-тет с заключёнными женщинами, особенно с теми, кто сидит за убийство. Однако, помня правило запрета колючего и режущего, я с уверенностью, что наша беседа будет проходить на расстоянии огромного стола, - решила на это пойти. 

    Прихватив несколько пачек сигарет, чтобы беседа действительно пошла непринуждённо, я направилась к кабинету психолога. Именно сюда и привели моих собеседниц. Когда я поняла, что придётся говорить с ними на расстоянии вытянутой руки, - отступать было уже поздно, поэтому включила диктофон и непринуждённо начала свои интервью.



    Осужденная № 1 - мужчина в юбке.


    Перед встречей с первой собеседницей меня сразу предупредили о её особенностях. 36-летняя Маша была мужчиной и женщиной в одном лице. Уже в пятый раз отбывая свой срок в местах лишения свободы, она привыкла к жизни на зоне и теперь уверена, что другого ей никогда и не видеть.


    - Я так понимаю, вы здесь не впервые. За что осуждены этот раз?


    Сижу за кражу мобильных телефонов, воровала их на рынке. В этой колонии я уже второй раз, а в целом была на нарах пять раз. Впервые села в 21 год за то, что защищала свою мать от отчима. С тех пор жизнь меня и заставила воровать. Понимаете, после освобождения не было куда идти, у меня нет родных - все уже на том свете. Что же оставалось делать?


    P. S. Здесь я действительно убедилась, что осужденные обычно не называют настоящее преступление, за которое отбывают наказание. Дело в том, что перед встречей с этой заключённой работники колонии рассказали мне забавную историю с её участием. Маша таки попала за решётку за кражу, однако не мобильных телефонов, а дорожки из судебной администрации, которую стащила и волей случая продала работнику милиции. Теперь за какую-то мелочь она ещё на три года продлила свою прописку в колонии.


    - Неужели у вас вообще не осталось никого из родных. А муж, дети?


    Я никогда не имела мужчин. В 11 лет меня изнасиловали братья, с тех пор я боюсь мужчин. Я уже здесь нашла свою любовь. Когда последний раз отбывала наказание, познакомилась с хорошей женщиной. Мы встречались с ней три года, теперь, когда я вернулась, снова возобновили отношения. Она успокаивает мою нервную систему, всегда меня понимает, когда надо - помогает держать себя в руках. Я знаю, что меня хоть кто-то ждёт. Когда мы оба выйдем на волю - планируем жить вместе.


    - Чем вообще здесь занимаетесь? Возможно, есть какое-то хобби?


    «На зоне каждый шьёт свой процесс» - это так мы шутим между собой. - Я - работяга, люблю физический труд. В прошлом сроке 2,5 года работала грузчиком.


    - Расскажите о неписанных правилах женской колонии...


    Если вы о понятиях, то они есть только на мужских зонах. Мы живём по параграфу № - устоявшиеся порядки колонии: куда можно идти и что не надо делать. А так - все общаемся как равные, без «паханов» и лидеров.


    - Как на зоне относятся к женщинам-убийцам?


    Женщины-убийцы... Они здесь раскаиваются в своих проступках. Была одна, которая убила свою мать, оставила её дома истекать кровью, а сама пошла в бар танцевать. Однако здесь она поверила в Бога и покаялась.


    - Расскажите нашим читателям, почему на зоне всё-таки жить не с мёдом?


    А чего тут плохо? Мне здесь нормально. Баня есть, столовая тоже, сплю в чистоте, даже могу постирать свои вещи.


    - Но вы хотите выйти на волю?

    На волю хочется, ведь уже немалый возраст. Главное, чтобы был свой угол и четыре стены.



    Осужденная № 2 - отбывает наказание за убийство.



    Когда следующая собеседница вошла в комнату, мне её почему-то сразу стало жаль. Такого трагического взгляда и расстроенного выражения лица я не встречала никогда. Наталья здесь уже семь лет, хотя ей всего 33. В колонию попала за убийство, но на вид совсем не скажешь, что эта скромная, тихая женщина могла умышленно лишить жизни.


    - Вам, наверное, неоднократно задавали этот вопрос, но... Почему вы это сделали? Кого лишили жизни?


    Он для меня был никто, знакомый из одной деревни, я бы не хотела вспоминать об этом...


    - Как отнеслись к этому ваши родные? Кто сегодня ждёт вас дома?


    Я имею мужа, то есть он был... Да, был... Сын... Сначала они мне писали, а потом... У мужа уже другая семья, сын живёт с ним. Конечно, я скоро выйду на волю, и, возможно, мой сыночек... Хотя не знаю, простит он мне или нет.


    - Вы раскаиваетесь в содеянном?


    С первого дня. Понимаете, я не убивала умышленно, просто так получилось...


    - Семь лет - немалый срок. Вы не боитесь снова вернуться к настоящей жизни?


    Я боюсь снова сюда попасть. Боюсь носить клеймо заключённой. Я живу в маленьком городке, где все будут судачить обо мне, а я точно знаю, что буду бояться смотреть им в глаза.


    - Что будете делать после освобождения из колонии?


    Пока лето, поеду на заработки, потом, видимо, буду жить у брата в другой области. Он единственный, кто сейчас меня поддерживает.


    - Планируете ещё когда-нибудь построить другую семью?


    Нет. Кому я теперь нужна. (Плачет - авт.)


    P. S. После окончания нашего разговора я решила поинтересоваться у работников колонии, за что моя собеседница убила своего односельчанина. И была шокирована, ведь этот вымышленный сосед - на самом деле её родной отец, который был хладнокровно лишён жизни ударом топора в голову.


    Осужденная № 3 - девушка из состоятельной семьи.

    С третьей осужденной мы встретились в комнате для свиданий во время моей экскурсии колонией. Взглянув на неё, я сначала действительно не поверила, что эта, на первый взгляд, вполне нормальная молодая девушка может находиться как заключённая в подобном заведении. К 26-летней Оксане, которая только месяц здесь, приехал её муж. Они поженились полгода назад, ещё до приговора суда, и почти сразу расстались на 1,5 года - именно столько дали девушке за кражу.


    - Как адаптировались в колонии?


    Дело в том, что я уже не впервые нахожусь в подобном месте. Поэтому примерно знаю, что происходит вокруг.


    - Что побудило вас в таком молодом возрасте уже который раз почувствовать привкус неволи?


    Я имела всё - нормальную семью, состоятельных родителей. Захотелось попробовать чего-то абсолютно другого. Я же тогда не думала о последствиях. Знаете, я хотела бы сказать всем молодым людям: не нужно переходить дозволенных границ закона. В жизни за решёткой нет тюремной романтики...


    - Как ваш муж относится к тому, что вы здесь?


    Я совершила преступление ещё до нашей свадьбы, поэтому ввела его в курс всех дел. Он всё знал, кроме того, я никого не заставляла жениться.


    - Не боитесь, что пока будете отбывать наказание, муж вас оставит?


    Ну, как каждую нормальную женщину, естественно, меня это пугает. Иногда в жизни происходят ситуации, когда ты понимаешь: поздно что-то менять. Однако за меня никто не будет отбывать наказание.

    Фотоматериалы
  • Реклама
Отзывы (0)
Реклама